22 августа

Инвестиции в стартапы - мифы и реальность венчурного рынка

время чтения: 10 минут

Сегодня часто обсуждают тему трендов и перспектив инвестиций в стартапы. Однако, прежде чем говорить о будущем рынка, желательно понимать его настоящее. Почему-то именно в области венчурного инвестирования люди склонны воспринимать реальность в несколько искаженном виде. Заблуждения, связанные с венчурными проектами, как правило, касаются двух основных характеристик проектов — доходности и выживаемости.

Главные мифы

Средний IRR, получаемый при инвестициях в стартапы, в диапазоне 10-30% характерен в основном для американского рынка. В Европе доходность инвестиций по индустрии составляет 0-2%, а обычно несет негативный доход. Я затрудняюсь привести аналогичные данные по России, но что-то мне подсказывает, что вряд ли мы опережаем европейский рынок. Таким образом, если инвестор не считает, что он обладает каким-то потрясающим чутьём или методикой выбора / менторства актива — лучше инвестировать не в старатпы, а в более надежные инструменты, т.к. в этом случае они оказываются еще и более доходными.

Что касается выживаемости, то существует расхожая фраза, что из 10 венчурных проектов выживает только один. На самом деле, 30-40% стартапов продолжают существовать и через 5 лет. В разрезе различных стран и индустрий в первый год умирает около 25-30% проектов, во второй — 15%, в третий — еще 10%. Только в бум доткомов обанкротилось около 98% компаний. Просто оставшиеся компании не приносят никаких прибылей и работают на уровне breakeven.

Где прибыль

Обычно начинающих инвесторов волнуют вопросы: «куда инвестировать» и «какие активы являются самыми многообещающими». В целом, наиболее популярными направлениями в настоящий момент являются АI, AU, IoT, Financial Services, Life Sciences, Consumer Products & Services and Healthcare Services, Biotech. Хороший долгосрочный потенциал инвестиций в стартапы имеет большинство кросс-индустриальных направлений.

Если выбранная стратегия — это инвестиции в стартапы ранних стадий, то необходимо стратегическое видение развития индустрии на 8-12 лет. К примеру, мир пройдя стадии PC как железо, PC как софт, интернет, уже практически насытил экосистему mobile. Продолжением данной экосистемы стали InternetOfThings, Augmented Reality, тесно связанные со смартфонами. Ну а ключевым трендом инвестиций в стартапы на долгое время вперед, скорее всего, станет Artificial Intelligence.

Но читая чужие рассуждения о перспективных компаниях и направлениях, желательно помнить, что в психологии есть такой феномен как ошибка хиндсайта. Это означает, что после того, как событие уже произошло, люди склонны считать, что предполагали такой результат заранее. Вот и большинство из многообещающих активов стали такими только после того, как уже приобрели славу или популярность. Но в начале значительная часть из них были всего лишь достаточно странными идеями, зачастую вступающими в противоречие с окружающей реальностью и здравым смыслом. Способность распознать прорывную идею на самом раннем этапе инвестиций в стартапы — редкость.

Не важно, какие отрасли нравятся экспертам или находятся в фокусе общего интереса инвестиций в стартапы. Для инвестора имеет смысл вкладываться туда, где он владеет экспертизой и имеет возможность самостоятельно оценить перспективы продукта, либо инвестировать оценивая только команду и бизнес-процессы. Причина — количество pivots, которые может совершить потенциально успешный стартап за время своего развития, может быть так велико, что от первоначальной идеи, сегмента, а то и индустрии ничего не останется.

На мой взгляд, намного правильнее прекратить концентрироваться на поиске уникальных идей инвестирования в стартапы, способных перевернуть мир. Гораздо важнее не ошибиться, перепутав возможность для венчура с возможностью для бизнеса, фокусироваться на решениях/технологиях, забывая при этом о проблеме потребителя. А в качестве простого критерия измерения успешности лучше помнить — чтобы быть потенциально привлекательной, компания должна превосходить конкурентов минимум в 10 раз хотя бы по одной переменной.

На чем зарабатывать

В России и до санкций было сложно заработать на изменении стоимости, а теперь все большую популярность в инвестициях в старатпы приобретает дивидендная модель. А компании, которые рассчитывают существовать за счет прироста капитализации и следующих раундов — целесообразно изначально размещать на зарубежных площадках. Но выбирая дивидендную модель инвестиций в стартапы, часто забывают, что такого рода бизнес не несет сверхприбылей, о которых в душе мечтают многие венчурные инвесторы, не позволяет получить высокие мультипликаторы на выходе. Да и сам выход затруднен. То есть дивидендная модель убирает значительную часть плюсов, на которые рассчитывают, инвестируя в стартапы.

Инвестировать в зарубежные проекты в настоящее время проблематично. Российский инвестор, в силу сложившейся ситуации, не очень нужен западным проектам. Кроме того, без имени вообще сложно стать участником синдицированной сделки по вхождению в капитал единорога или раскрученного актива. Чтобы стать партнером крупных венчурных фондов, нужно иметь хороший трек рекорд и понятный источник инвестиций. Для проектов ситуация несколько иная. Да, возможно «европейская» национальность проекта для кого-то была бы и предпочтительнее, но тут как раз тот случай, когда в большей степени будут смотреть на продукт.

У нас и у них

К сожалению, стратегическое видение может возникнуть тогда, когда страна находится на переднем крае развития технологий в той или иной индустрии. В ситуации же, когда свои технологии отстают от мировых на несколько лет — ожидать, что появится опережающее видение не приходится. И инвестировать в старатапы «переднего края», мягко говоря, рисковано.

Оторванность от мировых рынков вредит, в первую очередь, российским проектам. Размер инвестиций в стартапы одного класса отличается у нас и за рубежом в разы. Причем это не только потому, что там больше денег, а точнее — сильнее конкуренция между инвесторами за проекты. А скорее в силу того, что сама инфраструктура венчурного рынка, возможности для развития проектов, созданные за рубежом, значительно повышают вероятность того, что проект достигнет желаемого уровня капитализации.

Неясна у нас и ситуация с институтами развития. С одной стороны, государство построило целую линию взаимодополняющих структур, которые должны помогать вырастать новым проектам. Это Фонд Бортника, Роснано, РВК, Сколково, ФРИИ и т.п. С другой стороны, сложно оценить эффективность действий этих структур. В любом случае, инвестиции в стартапы, совместно с государственными учреждениями, несут ряд рисков. Главное — следует помнить, что государство зачастую не способно выступать в качестве эффективного владельца бизнеса. Функции корпоративного управления отданы чиновникам, чья мотивация значительно ниже, чем у реального владельца бизнеса. Кроме того, государство является очень тяжелым переговорщиком и обычно не склонно вносить какие-либо изменения в стандарты своей работы. Индивидуального подхода в инвестициях в стартапы вряд ли дождёшься. Будет предложено подписать типовой SHA или внести изменения в Устав Общества, которые направлены на защиту только одного, государственного, инвестора.

Активность предложения средств на российском рынке снижается. С одной стороны, это делает инвестиции в стартапы доступнее для инвесторов, т.к. оценка упала. С другой — это может привести к исчезновению значительной части качественных проектов, фаундеры которых не хотят тратить время и силы на поиск небольшого финансирования, а предпочитают переключиться на средства 3F (friends, family and fools). Наиболее действенной для игроков остается модель bootstrapping — стратегия резкого снижения капитальных инвестиций для запуска бизнеса, благодаря сведению / кооперации усилий других людей.

© Молчанов Николай, выпускник МГУ, кандидат психологических наук, Executive MBA INSEAD, партнер Eldey Consulting Group

Моя книга: «Драйверы роста. Как средней компании стать гигантом» (OZON, Litres, ЭКСМО)

Понравилась статья? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм «Психология Маркетинга» или блог в Facebook