22 апреля

Производительность труда - повышать ли зарплату?

Для людей важен не абсолютный размер зарплаты, а субъективное ощущение размера собственных доходов. Поэтому отличия зарплаты сотрудника от официального среднего по отрасли или городу уровня не влияет на производительность. Работника раздражает, если ему платят меньше «справедливой» на рынке зарплаты.

В психологии есть экперимент, когда два человека делят 10 долларов. Сколько кому достанется — определяет первый. Но если второй будет против — денег не получит никто. При распределении 5/5 или 6/4 долларов — вопросов не возникало. Но если первый испытуемый решал забрать 9 баксов — то второй практически всегда протестовал. С рациональной точки зрения это глупо. Лишишься доллара. Только люди предпочитали остаться без всего, но «наказать мерзавца». Мы стремимся к справедливости.

И здесь бизнес имеет небольшую возможность для маневра. Признав факт низкой зарплаты, постараться объяснить причину. Сознавая справедливость принятых решений, человек легче переносит даже снижение зарплаты.

Деньги нужны для удовлетворения базовых потребностей. Но из этого не следует, что большая зарплата ведет к росту производительности. Вознаграждения формируют одну вещь — временное послушание. Компания, по сути, покупает лояльность сотрудника. Но как только зарплата сокращается, люди возвращаются к привычной модели поведения. Платить нужно столько, чтобы отвести фокус от денег. Дальше должна работать внутренняя мотивация. Которая, кстати, является возобновляемым ресурсом — в отличие от зарплаты.

Прекрасный полевой эксперимент провели в центре донорства Швеции. Одной группе людей сообщили что сдача крови — добровольное дело каждого и никак не оплачивается. Вторым сказали, что за сданную кровь они получат по 50 крон. В первой группе кровь сдали 52% респондентов. Во второй — 30%. Предложение денег сократило число доноров. Потому что ушел внутренний стимул. Вместо «хорошего поступка» донорство стало способом заработка. А предложенных денег показалось мало.

Эффект от повышения зарплаты длится не более двух лет. А потом человек привыкает к новому уровню жизни, начинает мечтать о чем-то большем. Так что если рост производительности и будет — то только временный.

Один из немногих «железных законов» развития: роскошь превращается в необходимость. Мы думаем, что будем счастливы, получив много денег. Но через полгода-год уровень счастья возвращается к исходному уровню — установленному наследственностью и свойствами личности. Человек ко всему привыкает — и к хорошему, и к плохому. Это психологическая иммунная система, механизм защиты от экстремальных воздействий. Люди о нем, как правило, не знают, поэтому не учитывают его воздействие.

Обещать повысить производительность, вслед за повышением зарплаты, сотрудники могут. Но отдаленные последствия не задевают органы чувств, поэтому мы относимся к ним проще.

Нашему мозгу важно, что происходит в настоящий момент.И именно поэтому мы тратим деньги сейчас, а не копим на будущую пенсию; поддаемся искушению съесть тортик, а не сидеть на диете. Человек склонен делать то, что хочется в настоящий момент, а не то, что правильно с точки зрения нас в будущем.

Сказать «я буду хорошо работать потом» — намного легче, чем действительно изменить свои рабочие привычки.

Низкая производительность — скорее ривычка, а не проблема низкооплачиваемых работников. Сотрудники, расстроенные размером оклада, не сидят весь день с мыслью «за такую зарплату я буду еще и немножечко вредить». Да, они отвлекаются. Но отвлекаются и сотрудники, которых компания относит к «высокопроизводительным».

Согласно Дэвиду Року в среднем сотрудник занимается чем-то посторонним 2,1 часа в день. Для большинства из нас типичный рабочий процесс: «поработали, проверили соцети, ответили на звонок, поработали, пискнул Whats App, покурили, вернулись — пять новых писем в почте».

Мы все постоянно отвлекаемся. Потому что работа требует огромных затрат физической и умственной энергии. А с точки зрения мозга — это вредно. Поэтому любой способ переключится на что-то другое воспринимается как удовольствие. Для роста производительности важнее блокировать отвлекающие факторы внешнего мира. Менять окружающую бизнес-процессы среду.

Опасностью скорее являются ожидания повышения зарплаты у трети работающих. За формирование позитивной реакции на окружающий мир отвечает дофамин. И во многом его уровень регулируется степенью расхождения реальной и ожидаемой картинки мира. Сбывшиеся ожидания дают небольшой прирост дофамина. Но вот если они не исполнились — уровень нейромедиатора падает катастрофически. А заодно — и производительность труда.

Поэтому если «власть выполнит обещания» по увеличению оклада — особой радости у населения не будет. Производительность останется на том же уровне. Но если зарплаты вырастут не так как ожидалось — возникнет серьезное недовольство. Представьте сами — вам не дали премию, на которую вы рассчитывали и уже мысленно запланировали на нее будущий отпуск.

© Молчанов Николай, выпускник МГУ, кандидат психологических наук, Executive MBA INSEAD, партнер Eldey Consulting Group

Моя книга: «Драйверы роста. Как средней компании стать гигантом» (OZON, Litres, ЭКСМО)

Понравилась статья? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм «Психология Маркетинга» или блог в Facebook